Трамп и Никсон: что у них общего

Бывший советник Никсона Джон Дин нашел много схожего в поведении двух президентов
Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

В 1973 году советник Ричарда Никсона Джон Дин стал ключевой фигурой в деле «Уотергейт», которое привело президента США к отставке. Речь шла о взломе офиса Демократической партии, расположенном в одноименном отеле. За несколько месяцев до выборов президента (Никсон шел на второй срок), там были задержаны пять человек, которых обвинили в установке прослушивающей аппаратуры и копировании внутренних документов демократов. Расследование, начатое ФБР, не нашло доказательств непосредственной причастности Никсона к этому эпизоду, но пленки, записанные во время разговоров президента с советниками непосредственно в Овальном кабинете, подтвердили: Никсон лично препятствовал поиску доказательств по делу. И даже пытался привлечь к этому ЦРУ.

Второй президентский срок Ричарда Никсона продлился полтора года. Сенат начал готовить документы по импичменту главы государства, но формально документы не только не рассматривались, но даже не были внесены в специально созданную комиссию – Никсон успел объявить о добровольной отставке. Занявший его место вице-президент Джеральд Форд, немедленно подписал указ о помиловании своего предшественника, что позволило Никсону уйти от уголовной ответственности.

Одной из ключевых фигур в деле «Уотергейт» сыграл советник Ричарда Никсона Джон Дин. Как и другие члены президентской администрации, он категорически отрицал любую причастность  к скандалу, но предъявленные ему пленки прослушки доказывали обратное. И тогда Дин пошел на сделку со следствием, чем снизил грозивший ему тюремный срок. Сейчас он – инвестор, автор нескольких книг, комментатор и активный критик Дональда Трампа.

На днях Дин дал несколько интервью. Мы перевели те их фрагменты, которые, с нашей точки зрения, помогут читателю разобраться в происходящем в США в эти дни.

О Уотергейте тогда и сейчас

«Уотергейт продолжатся 900 дней», — говорит Дин. – «Другими словами, это длилось несколько лет, начиная с неумелой попытки со взломом в Национальном комитете Демократической партии и заканчивая отставкой Ричарда Никсона и последующим осуждением его главных помощников. То, что мы видим сейчас, происходит намного быстрее. Частично это происходит из-за средств массовой информации и современных технологий. Но это – и поведение Трампа и его советников. … У нас пока нет Уотергейт 2.0, но кое-что выглядит так, что это может пойти в этом направлении.»

Ричард Никсон

О возможном импичменте

В последние недели в США прошли митинги за отставку Трампа. По некоторым оценкам, в них приняли участие около 900 тысяч человек. В ответ президент предложил собрать митинг сторонников. Дин считает, что недовольства граждан недостаточно, чтобы Трамп покинул свой пост: «Сегодня обе палаты Конгресса находятся под контролем республиканцев, и они не собираются отстранять от должности своего президента. И это будет продолжаться до тех пор, пока он дает им то, чего они хотят, то, о чем они мечтали на протяжении многих лет. Так что они не будут создавать ему проблемы, потому что и сам Трамп не хочет бороться с ними. Импичмент не является юридическим процессом. Это квази-правовой процесс, но прежде всего – процесс политический. И мы еще не подошли к его началу, хотя многие хотели бы этого.»

О давлении Белого дома на ФБР

Один из скандальных эпизодов последних дней – попытка Белого дома добиться от ФБР опровержения контактов членов команды Трампа с представителями России. Бюро отказалось делать подобное заявление. Критики Трампа называют происходящее давлением на следствие. Дин (когда-то он работал адвокатом и хорошо знает законодательство) придерживается иного мнения: «Нет ничего незаконного в разговорах с ФБР. Никто не должен говорить с ними, если они приходят с обыском, передают дело в суд или действуют непосредственно для большого жюри. Насколько мне известно, на этом этапе расследования действий Трампа и его помощников большого жюри нет. Существуют правила, написанные в конце двухтысячных годов, о порядке взаимодействия ФБР и других властных структур. Эти правила, возможно, были нарушены. … Эта попытка Белого дома не удалась. Коми (Джеймс Коми – директор ФБР, республиканец) не собирался идти на такую сделку. У него есть расследование, которое он не собирался прерывать, о чем и сказал Прибусу (Райнс Прибус – глава аппарата Трампа).»

При чем тут Россия?

О вмешательстве России в президентские выборы в США заговорили сразу после взлома серверов Демократической партии, и это, наверное, первая  единственная параллель между событиями дня сегодняшнего и уотергейтским скандалом. Дин видит три направления расследования: «Были ли контакты между Трампом и русскими и были ли они связаны со взломов серверов демократов? Это первый вопрос. Есть период между выборами и инаугурацией, когда произошел контакт Флинна (Майкл Флинн — советник Трампа по национальной безопасности, занимал свой пост с 20 января по 13 февраля 2017 г.) с российским послом. Сделал ли президент (Трамп, — ред.) или кто-то еще из его сотрудников что-то, чтобы, возможно, воспрепятствовать администрации Обамы? И, конечно же, третья большая часть, которую расследуют сейчас, это опубликованное досье бывшего сотрудника МИ-6 по имени Стил, который сообщил со ссылкой на свои контакты в России, что на Дональда Трампа собирался компромат. И любой из этих эпизодов может создать большую проблему для Трампа.»

О бизнесе и конфликте интересов

Trump Tower

Еще до выборов в США началась кампания с требованием к Трампу опубликовать налоговую декларацию. Этого так и не произошло, сам Трамп объявил, что передает все принадлежащие ему активы в так называемый слепой траст. Такая форма управления должна исключить любое влияние реального владельца бизнеса на внутренние процессы в компании. Но Трамп выбрал в качестве управляющих своих сыновей, что подвергает сомнению сам принцип слепого траста. Более того, избранный президент вообще считает, что закон не обязывает его отказываться от деловой активности. Джон Дин считает, что Трамп излишне вольно трактует закон:

«Закон говорит, что президент не может быть привлечен к уголовной ответственности за что-либо, за какое-либо преступление. Теоретически, президент может выйти и застрелить кого-нибудь на Пятой авеню, и его не привлекут к ответственности за это. … Но это не значит, что он застрахован от закона. Предполагалось, что это могло бы создать конфликт интересов.

Как поступал Никсон: он продал все свои акции, купил недвижимость, которая была очень пассивной инвестицией и на которую он не мог повлиять. Его критикуют за то, что позже секретная служба из соображений безопасности внесла некоторые дополнительные требования к его имуществу, что несколько улучшило ее свойства. Но Трамп вывел этот конфликт на совершенно иной уровень, которого никогда не было. … Почти все, что он делает, помогает его бизнесу. И я думаю, что однажды американцы скажут: «Эй, это не то, что мы имели в виду». Это скажут те, кто голосовал за него, а те, кто не голосовал, возможно, окажутся даже более оскорбленными.»

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017