Человека из обезьяны сделает суд

Что будет, если нью-йоркских шимпанзе признают личностями, и как это изменит мир
Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Апелляционный отдел Верховного окружного суда Нью-Йорка начал разбирательство по делу, нужно ли считать личностями двух содержащихся в неволе шимпанзе — Томми и Кико.
Президент американской зоозащитной организации Nonhuman Rights Project, адвокат Стивен Уайз уверен, что власти должны дать этим обезьянам ряд тех же прав, которые есть у людей. В частности, речь идет о том, чтобы шимпанзе выпустили в заповедник Флориды, где условия максимально приближены к природным.
Уайз настаивает на том, что, по американскому законодательству, в отдельных случаях личностями в юридическом смысле могут считаться не только люди, но и организации. Следовательно, это применимо к шимпанзе.

Владельцы Томми и Кико – против. Они уверены, что в дикой природе обезьяны просто не выживут. Хозяин Кико Кармен Прести утверждает, что его шимпанзе глух и нуждается в постоянном наблюдении у ветеринара. Патрик Лэвери, у которого живет Томми, говорит, что обезьяну должны были усыпить, поэтому он и взял ее к себе.

В первый раз Уайз пытался добиться признания Томми и Кико личностями в 2014 году. Тогда суд отклонил его просьбу, и адвокат подал апелляцию. В 2015 году Уайз потерпел еще одно поражение – Нью-Йоркский суд отказался признавать личностями двух других шимпанзе – Геркулеса и Лео. Над ними ставили опыты в одной из лабораторий города. Принятие окончательного решения по делу Томми и Кико займет около пяти-восьми недель.

О том, как изменится мир, если шимпанзе и животных вообще начнут признавать личностями, Криптусу рассказал с правозащитник, полномочный представитель Адвокатской палаты Европейского союза в России Александр Трещев.

Это исковое заявление – одно из звеньев длинной цепи. Она ведет к тому, что предсказания футурологов сбываются, и мы стоим на пороге серьезных перемен.

Вряд ли суд удовлетворит иск, и шимпанзе признают личностями. Если проводить аналогию с человеком, то для того, чтобы его признали субъектом правоотношений, он должен быть дееспособным, то есть у него должны быть интеллект и сознание.

Когда человек становится субъектом правоотношений, можно говорить о понятии вины. Осознанна она или нет, но все равно продиктована интеллектом. Как мы знаем из теории Дарвина и всех существующих сейчас теорий, у животных нет интеллекта и сознания. Именно поэтому я убежден, что суд откажет признавать шимпанзе личностями.

Если все же произойдет обратное, это перекроит мир. Тогда и камни, и траву, и деревья тоже можно будет признать одушевленными предметами. Возьмем кочан капусты. Он вроде как реагирует на свет, раскрывается. Но если подойдет корова и съест один лист, капуста не поймет, что случилось. Эволюция не наделила ее сознанием.

Если животных признают субъектами правоотношений, то именно они, а не люди, должны будут нести ответственность за свои действия. Сейчас, если ваша собака укусит кого-то на улице, оштрафуют вас. В новых условиях придется наказывать собаку. Но она не может быть участником суда, потому что не осознает, что происходит. Это значит, что приговоры будут приводить в исполнение без суда и следствия. Собак начнут усыплять или отправлять в тюрьму. Но тогда получается, что животные будут наказаны за поступки, последствий которых они не осознают.

Яндекс, Mail.ru и Google сейчас пытаются вести переговоры с Госдумой о том, чтобы признать роботов юридическими лицами. Это другая сторона той же медали. Если запрограммированный человеком робот опустошит чью-то кредитную карту, то, получается, мы будем наказывать робота, а не человека, который за этим стоит?

Сейчас это делать еще рано, ведь у роботов нет интеллекта. Они не могут выйти за рамки программы, которая в них заложена. Но это только пока. Когда роботы смогут коммуницировать между собой, произойдет настоящая революция. И тогда люди будут в опасности.

С другой стороны, существуют и более оптимистичные сценарии. Например, Уолтер О’Брайен, который в 13 лет взломал сервер НАСА, а сейчас возглавляет независимый мозговой центр Scorpion Computer Services, настроен более, чем оптимистично. Он считает, что в этом году успешно пройдет первая в мире пересадка головы человеку (итальянский нейрохирург Серджо Канаверо собирается сделать ее программисту из Владимира Валерию Спиридонову до конца 2017 года. — Криптус), ведь ученые уже не раз делали такие операции шимпанзе. Просто это не афишировалось. Через несколько лет, по прогнозам О’Брайена, можно будет делать пересадку мозга. А это значит, что люди смогут жить вечно и выбирать себе любые тела. Роботы, в этом сценарии, не захватят мир, а будут просто помогать человеку. Именно поэтому, кстати, сам О’Брайен не заморачивается физическими нагрузками, толстый и ест джанк-фуд.

Будущее приходит, благодаря частным случаям, которые иногда становятся, а иногда не становятся массовыми. Поэтому сложно предсказать, куда повернет история с животными. Например, уже сейчас были прецеденты, когда люди завещали все свое имущество домашним любимцам. Но к чему это приводило? Деньги передавали в какой-то фонд, который занимался этим животным, и никто не мог проследить, что было с ним дальше. Животное ведь не может выписать чек или поговорить по телефону. За ним в любом случае стоит какой-то агент, то есть реальный интеллект.

Люди экзотичны и иногда, чем больше они узнают других людей, тем больше начинают любить животных. А потом принимают такие решения. Причем, наверное, в большей степени, это продиктовано не желанием осчастливить своего кота или собаку, а тем, чтобы, уходя, поразить весь мир. А возможно, эти люди и не уходят, а замораживают себя в надежде на то, что через какое-то время их клонируют или реанимируют. В любом случае, мы стоим на пороге больших перемен. Разговоры о вечной жизни – уже реальность. Но на пути к ней надо решить морально-этические и юридические проблемы, а также вопросы контроля и безопасности.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017