Говорит Санкт-Петербург

Разрешат ли в Питере проведение референдума, где решится судьба Исаакиевского собора
Фото: flickr.com
Фото: flickr.com

Избирательная комиссия Санкт-Петербурга одобрила проведение референдума по поводу передачи Исаакиевского собора во владение Русской православной церкви. Но это только первый шаг на долгом бюрократическом пути к референдуму. В Законодательном собрании Петербурга депутаты от "Единой России" (а их там большинство) уже сказали, что "не допустят проведения референдума". Ожидаемо не поддержали референдум и в РПЦ. Совместно с правозащитником и полномочным представителем Адвокатской палаты Европейского союза в России Александром Трещевым, Криптус отвечает на главные вопросы о референдуме.

В декабре 2016 года губернатор Ленинградской области Георгий Полтавченко принял решение о передаче Исаакиевского собора во владение РПЦ. Планируется, что процесс закончится через два года. Церковь и сейчас проводит в соборе службы, но после передачи она станет собственником (сейчас собор принадлежит городу). А поскольку вход в храм платным быть не может, деньги будут брать за экскурсии.

После того, как о решении Полтавченко стало известно общественности, в Петербурге начались акции протеста. Последняя — «Марш в защиту города» — состоялась 18 марта.  По разным оценкам, на нее пришли от трех до десяти тысяч человек. Инициативная группа, в которую входят некоторые депутаты Законодательного собрания Петербурга, заявила, что будет бороться против передачи собора РПЦ. 

Как можно провести референдум?

В России очень редко проводятся референдумы, несмотря на то, что они гарантированы Конституцией. На федеральном уровне такое волеизъявление проходило только один раз, в 1993 году — голосовали за проект Конституции. В Питере последний и единственный после распада СССР референдум прошел в 1991 году, тогда у жителей спрашивали, нужно ли вернуть городу его историческое название. 

Вот схема, по которой проводится подготовка к голосованию. Она лучше любого пересказа объясняет, почему провести референдум крайне сложно, долго и, чаще всего, просто невозможно. 

Но ведь Исаакиевский собор — это очень важно, значит, референдум должен пройти?

Важно, но, в первую очередь, для жителей города и сотрудников музея. Александр Трещев дает неутешительный прогноз: скорее всего, депутаты Заксобрания проголосуют против референдума, а суд признает это законным. Споры на время затихнут, пока снова не начнутся протесты против передачи собора. Верховный суд РФ может аннулировать решение суда нижней инстанции о законности голосования, но в этом случае весь путь придется начинать заново. 

Впрочем, даже если суд признает голосование незаконным, начнется долгий и трудновыполнимый процесс сбора подписей. По закону, в поддержку референдума должны выступить не меньше 2% от общего числа жителей. В случае с Петербургом, это 75 тысяч человек. Горизбирком должен проверить подлинность подписей, и только после этого может быть назначена дата голосования. «Как показывает практика, опробованная в том числе, и в других странах, и признанная там преступной, избирком может признать часть подписей незаконной и отказать в проведении референдума», — говорит Трещев. 

Почему все (или почти все) против передачи собора в подчинение РПЦ?

Если отбросить эмоциональную составляющую (Исаакиевский собор — это символ Петербурга и его особая гордость), то и с правовой точки зрения передача собора вызывает много разногласий. 

  • Претензии РПЦ на собор понятны — это действительно здание религиозного назначения. Но Церкви оно никогда не принадлежало. Собор находился в ведении Синода, а потом, в советские времена, государства. В 2012 году его передали в собственность Петербурга. В российском законодательстве не используется термин «возвращение» собственности церкви, есть лишь слово «передача». Формально Церковь может претендовать и на Исаакиевский собор, и на любой другой, независимо от его исторической принадлежности.
  •  Вопросы передачи имущества церкви регулируются федеральным законом N 327-ФЗ. В нем указано, что, безвозмездная передача имущества церкви происходит по заявке последней (в случае с Исаакием, ее не было). Но действие закона не распространяется на «имущество религиозного назначения, которое относится к музейным предметам и музейным коллекциям, включенным в состав Музейного фонда Российской Федерации». Таким имуществом считаются экспонаты собора.
  • В то же время, поскольку собор находится в государственной собственности Санкт-Петербурга, порядок передачи регулируется законом «О порядке предоставления объектов недвижимости, находящейся в собственности Санкт-Петербурга». И, согласно ему, у губернатора действительно есть право решать судьбу зданий самостоятельно, не обращаясь к горожанам.
  • Но ни один местный закон не может противоречить федеральному закону. В случае с Исаакиевским собором, в собственность РПЦ может перейти только храм, но не экспонаты. И вывезти их из музея, не разрушив последний, невозможно. 

Так, получается, церковь не может претендовать на собор?

Мы не знаем ответа на этот вопрос. В РПЦ объяснили, почему еще не подготовили заявление — сейчас решается, какие экспонаты получит музей, а какие — церковь. Все зависит от того, как дальше будут развиваться события и, самое главное — дадут ли петербуржцам провести референдум. 

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017