Все смешалось. Критики – о новой экранизации «Анны Карениной»

Картину раскритиковали за непохожесть Боярской на Каренину и похвалили за новые мысли

17 апреля в эфир канала «Россия 1» вышел сериал Карена Шахназарова «Анна Каренина. История Вронского». Зрители и критики встретили картину неоднозначно. Одни считают экранизацию Шахназарова удачной и самобытной, другим она не понравилась.
В Facebook раскритиковали исполнительницу главной роли Елизавету Боярскую за грубость и низкий голос, ее мужа Максима Матвеева (Вронский) – за слащавость и безвольность. Шахназарова – за то, что выбросил из сюжета Левина и линию его отношений с Китти, а еще за то, что соединил в одной экранизации два произведения – «Анну Каренину» и повесть Викентия Вересаева «На японской войне». Прочтение истории Карениной получилось не классическим, а финал и вовсе не по Толстому: Сережа Каренин встречает на войне постаревшего Вронского (что теоретически действительно могло случиться).

Шахназаров уже объяснил в интервью, почему снял «Анну Каренину» именно так. Он говорит, что финал с Русско-японской войной стал новым поворотом в прочтении всем известной истории. Во-первых, он дал возможность режиссеру уйти от неизбежной финальной сцены, в которой Анна бросается под поезд, а во-вторых, война важна тем, что она – начало гибели Российской империи. «Это же очень трудно — делать фильм, когда все знают, чем он закончится», — говорит Шахназаров.

Криптус собрал противоречивые мнения критиков о работе режиссера, а заодно — кадры из сериала.

 Егор Москвитин, «Медуза»:

«Анну Каренину» можно смотреть запоем. Первый эпизод сериала преодолевается зрителем через «не могу»: слишком много вокруг токсичных мнений и дурных ожиданий. Финальные суетливые сборы на вокзал тоже разочаруют — западные драмы приучили нас в конце каждого сериала испытывать не недоумение, а катарсис. Но между первым и последним эпизодом есть шесть других — и каким-то образом их хочется смотреть непрерывно. Если не считать некоторые «японские» эпизоды, то в сериале нет неловких пауз. Почти все ключевые для книги диалоги остаются таковыми и на экране, заставляя зрителя интенсивно думать».

Андрей Максимов, «Российская газета»: 

«Боярская не играет трагедию, не играет рок. Анна — женщина, обреченная на нелюбовь, так привычно. Боярская играет женщину, обреченную на любовь. А это, как говорят в одном южном портовом городе, две большие разницы.

Ее героиня живет любовью. Иными словами: живет так, как в нашем практичном мире жить невозможно. Такая жизнь заканчивается либо предательством себя, либо — трагедией. Что выбрала Каренина, мы знаем. Боярская играет не символ, а живого человека, во многом — сегодняшнего. Играет с поразительной, неведомой героиням многих современных сериалов отдачей. Играет как в последний раз. Играет во многом исповедально. Мне кажется, не видеть этого могут только те, кто не хочет».

Максим Марков, «Ридус»

«Следуя за романом точь-в-точь, Шахназаров рисковал все свести к очередному пересказу — что лишь сильнее сблизило бы его картину с предыдущими экранизациями. Его идея — любопытнее: спустя многие годы возлюбленный мужчина рассказывает о любимой женщине её выросшему сыну. Кое-что упуская, кое-что, наверняка, недоговаривая, кое-что, вероятно, приукрашивая. А где-то и продлевая сюжетные линии — совсем как «Скарлетт» в свое время нафантазировала о том, что было после «Унесенных ветром».

Юрий Гладильщиков, Forbes

«Во всех подряд экранизациях поступки Анны трактуются как вызов ханжеской прогнившей аристократии, верным рабом которой является муж Анны сухарь-«превосходительство»-Каренин. Жизнь  Анны — стремление к свободе, чуть ли не борьба за женское равноправие.(….) Фокус, однако, в том, что такая трактовка противоречит взглядам самого Толстого, которые Шахназаров и пожелал отразить. (…)

Все актеры в фильме хороши – и Максим Матвеев в роли иногда безвольного Вронского. И особенно Виталий Кищенко в роли Каренина, который уже давно проявляет себя как потрясающий артист. Сцена примирения Каренина и Вронского у постели Анны, которая может умереть от родов, — невероятная. Удивительно в этой сцене еще и то, что впервые – при многочисленных просмотрах экранизаций «Анны» и перечитываниях романа – я вдруг понял, что сухарь-Каренин ее искренне и глубоко любит. И что невероятно страдает от происходящего».

 
Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017