Путч. Реконструкция. Часть 1: Начало

«Подписал бы Договор, а потом в отпуск отправлялся. И все было бы хорошо»

Горбачев уехал в Крым 4 августа, меньше чем через неделю после обсуждения с президентами крупнейших республик будущих перестановок во власти. Спустя два дня, в обстановке строгой секретности начинается подготовка к путчу.

Первые действия предпринимает Крючков, который поручает двум генералам КГБ и командующему ВДВ Павлу Грачеву подготовить «перечень мер по обеспечению чрезвычайного положения». Спустя двое суток они информируют Крючкова: вводить ЧП до принятия нового союзного договора нецелесообразно. Председатель КГБ отвечает: после 20 числа будет поздно. Эту дату Крючков назвал не случайно. В начале августа Горбачев объявил, что именно с 20 августа новый союзный договор, к тому моменту дважды парафированный руководителями 9 союзных республик, будет открыт к подписанию. Но ни Грачев, ни два генерала КГБ тогда не понимали смысла слов главы спецслужбы…

15 августа

КГБ ставит на круглосуточную прослушку телефоны практически всего руководства РСФСР: президента, вице-президента, председателя правительства, главы Верховного Совета. Одновременно спецслужбы начинают записывать разговоры будущих руководителей ГКЧП – Геннадия Янаева и Анатолия Лукьянова.

16 августа

В первой половине дня Крючков встречается с Олегом Баклановым, зампредом Союзного комитета обороны. На этой встрече и принимается решение о будущем перевороте. Времени на подготовку остается в обрез. Первые сутки уходят на то, чтобы просто собрать всех членов ГКЧП вместе.

17 августа

Ближе к вечеру в одной из гостевых резиденций КГБ проходит первая встреча будущих участников ГКЧП. Тогда же составляется план действий. Недоволен происходящим только министр обороны Язов. Говорят, покидая совещание, он бросил: «Подписал бы Договор, а потом в отпуск отправлялся. И все было бы хорошо». Это он про Горбачева.

18 августа

С раннего утра путчисты совещаются. Друг с другом, с подчиненными. По линии КГБ поставлена задача обеспечить наблюдение за ключевыми фигурами российской власти, направить сотрудников центрального аппарата в прибалтийские республики. Одновременно Министр обороны сообщает подчиненным о введении менее, чем через сутки, режима чрезвычайного положения.

Включается в работу и председатель правительства СССР Валентин Павлов, который вызывает в Москву президента Ассоциации госпредприятий и объединений промышленности Александра Тизякова, а также председателя Крестьянского союза Василия Стародубцева. В ГКЧП они должны продемонстрировать поддержку со стороны трудовых коллективов всего СССР. Еще несколько часов длятся переговоры с Председателем Верховного Совета СССР Анатолием Лукьяновым. Тот тоже против нового Союзного договора, но примкнуть к ГКЧП не готов.

В середине дня в резиденции Горбачева в Форосе отключается связь. Одновременно из столицы в Крым вылетают руководитель аппарата президента Валерий Болдин, зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, член ЦК КПСС Олег Шенин, генерал Валентин Варенников. Едут то ли за поддержкой, то ли требовать отставки Горбачева. Переговоры длятся час и заканчиваются очень странно. По одной версии, визитеры предлагают сделать за Горбачева всю «грязную» работу, по другой – обвиняют президента в развале страны и армии. В ответ глава государства то ли соглашается на некий компромисс и жмет на прощание руки членам ГКЧП, то ли, напротив, посылает их куда подальше.

В Москве тем временем идет активная подготовка к выступлению. Силовики Язов, Крючков и Пуго совещаются в Министерстве обороны, премьер Павлов отвечает за переговоры с политическим руководством страны и прежде всего — вице-президентом Геннадием Янаевым.

После восьми вечера начинается очередное совещание ГКЧП. Здесь будут приняты все главные документы путчистов: Заявление советского руководства, Обращение к советскому народу и Постановление о введении в отдельных местностях чрезвычайного положения. Горбачева решено объявить больным. Янаев колеблется, но в итоге подписывает первый указ. Теперь ГКЧП — это уже не группа заговорщиков, а официальный государственный орган. 

Пока в Кремле идет совещание, только вернувшийся из поездки в Казахстан Ельцин, спокойно едет на дачу в Архангельское. В его окружении о происходящем не знает никто.

19 августа

6:00. Рассвет

В ночь на понедельник членам ГКЧП отдохнуть не удалось. У Крючкова совещание в КГБ. Там он объявит: «перестройка кончилась». Член ЦК Олег Шеин работает с партийным руководством, Язов обсуждает детали операции с армейскими генералами. Меньше, чем через два часа бойцы группы Альфа блокируют дачу Ельцина, три дивизии будут подняты по боевой тревоге, а командующий Московским военным округом получит из КГБ чистые бланки ордеров на арест.

За сорок минут до первого выпуска новостей Олег Шеин передаст документы ГКЧП председателю Гостелерадио Леониду Кравченко со словами: «работать, как в дни похорон видных деятелей КПСС и государства». Сразу после шестичасового выпуска стране покажут «Лебединое озеро»…

Первой о путче в окружении Ельцина узнала Татьяна Дьяченко. Даже не узнала – просто включила телевизор и тут же побежала будить отца: что-то непонятное происходит! Уже через полчаса у президента России собирается высшее руководство РСФСР и советники Ельцина. Вместе пишут обращение «К гражданам России», сам Ельцин тем временем пытается дозвониться до Горбачева и Янаева, говорит с руководителями других республик.

Уже в 7 утра в Москву вводятся войска. 4 тысячи солдат, 362 танка, 427 БТР и БМП. В других городах еще тихо, но движение армейских частей замечено близ Ленинграда, Таллинна, Тбилиси и Риги.

Тем временем, поддержку Ельцину обещают мэры двух крупнейших городов страны – Юрий Лужков и Анатолий Собчак. Ельцин принимает решение выдвигаться из Архангельского в Москву. Бойцы Альфы все еще дежурят около дачи президента России, но приказа о задержании у них нет. Кортеж Ельцина уезжает в Белый дом.

9:00

Первые неудачи путчистов начались уже с утра.

Пока Крючков ведет совещание в КГБ, а Ельцин едет в Москву, напротив здания Моссовета на улице Горького начинается митинг в поддержку демократии. За день таких митингов пройдет немало. Демонстранты чуть позже соберутся на Манежной площади, а оттуда двинутся к Белому дому. Такой же митинг проходит в Ленинграде.

В эти же минуты генерал Варенников встречается в Киеве с Леонидом Кравчуком и требует поддержать ГКЧП, однако глава республики отвечает уклончиво, и московский гость уезжает ни с чем.

Тем временем, Ельцин, приехав в Белый дом, говорит по телефону с Крючковым и, вопреки надеждам последнего, категорически выступает против ГКЧП. В 10 утра к резиденции президента России подтягивается бронетехника Рязанского полка Тульской дивизии ВДВ. Командует военными генерал-майор Александр Лебедь.

12:00. Ельцин на танке

До полудня Ельцин успел встретиться с иностранными дипломатами и дал первую пресс-конференцию. Московские митинги завершаются призывом идти на защиту Белого дома, где уже стоят военные. Москвичи начинают строить баррикады.

Солдаты ведут себя вполне дружелюбно и стараются не реагировать на нервное состояние защитников. Сразу после полудня на площадь выходит президент. В 12:10 он обращается к сторонникам, встав на броню танка. Говорит о реакционном перевороте, зачитывает указ об объявлении ГКЧП вне закона.

Обращение Бориса Ельцина с брони танка, 1991 год

14:00. Почта, телеграф, телефон…

Еще утром начальник охраны Горбачева сообщает подчиненным о болезни президента. В середине дня главу государства лишают «ядерного чемоданчика». Сотрудники, обязанные постоянно дежурить рядом с Горбачевым, покидают дачу в Форосе и вылетают в Москву.

Одной из главных задач для ГКЧП становится информационное обеспечение. Лучшее, что смогли придумать путчисты – приостановить работу всех СМИ, кроме нескольких газет и Гостелерадио. Указ подписывает Янаев.

От Ельцина требуют в течение двух часов полностью очистить Белый дом. В ответ президент России поручает депутату, генерал-полковнику Константину Кобецу организовать оборону здания. Подходы к резиденции Ельцина уже перекрыты баррикадами, люди агитируют военных не подчиняться приказам путчистов, те в ответ показывают пустые магазины автоматов.

Одновременно из Москвы выезжают зампред российского правительства Олег Лобов и министр иностранных дел Андрей Козырев. Первый отправляется в Свердловск, второй – в Париж. На месте они должны быть готовы сформировать резервное правительство и правительство в изгнании.

Еще одной проблемой для путчистов становится заявление Комитета конституционного надзора СССР, который сомневается в законности происходящего и требует созвать сессию Верховного Совета.

16:00

Словесное противостояние между союзными и республиканскими властями стремительно нарастает. Ельцин издает указ о переподчинении союзных органов исполнительной власти, Янаев вводит режим чрезвычайного положения в Москве. Комендантом города назначается командующий Московским военным округом Николай Калинин.

В эти же минуты проходит заседание правительства СССР. Говорят о будущих проблемах в экономике и  и прекращении международной помощи. У Павлова подскакивает давление и обязанности премьера переходят к его заместителю.

Очередной ход делают Ельцин и Лужков. Они призывают начать москвичей всеобщую забастовку, а мэр столицы проводит совещание с городскими чиновниками. Решено: обеспечить защитников Белого дома питьевой водой и передвижными туалетами, предоставить бетонные блоки для устройства баррикад.

17:00. Пресс-конференция

За все три дня путча участники ГКЧП лишь один раз вышли к журналистам. Это была знаменитая пресс-конференция с участием Янаева, Пуго, Бакланова, Стародубцева и Тизякова. Янаев в начале говорит несколько слов о том, что приступил к исполнению обязанностей президента, и сделано это в связи с состоянием здоровья последнего. Однако уже через минуту переходит к сложному экономическому и политическому положению в Советском Союзе, ссылается на угрозу дезинтеграции, недовольство населения, межнациональные конфликты. Именно это и должно оправдать действия ГКЧП. Первый вопрос задает корреспондент журнала Newsweek: где Горбачев, чем он болен, против кого направлены танки. Янаев пытается подобрать нужные слова, у него трясутся руки. Корреспондент итальянской газеты спрашивает, как себя чувствует вице-президент. В зале раздается недоверчивый смех.

Пресс-конференция ГКЧП, Москва, 19 августа 1991 года

Ближе к вечеру генерал Валентин Варенников требует от ГКЧП арестовать Ельцина и его ближайшее окружение. В это же время начальник охраны российского президента Александр Коржаков устраивает встречу советника Ельцина Юрия Скокова с генералом Лебедем, подразделения которого находятся около Белого дома. К генералу есть только один вопрос, что он намерен делать. Лебедь немногословен: защищать Белый дом!

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017