Путч. Реконструкция. Часть 2: Противостояние

"Москва в комендантах не нуждается"

Ночь на 20 августа прошла относительно спокойно. Какие-то новости приходили из восточной, зауральской части СССР. Вот на шахтах Воркуты началась забастовка. Оказывается, «широкие народные массы», которые, как говорил «главный по промышленности» Тизяков, «требовали навести порядок в стране», теперь захотели чего-то совсем другого.

Утром члены ГКЧП приходят к мысли, что обойтись без штурма Белого дома не получится. Операция требует подготовки, точное время будет обсуждаться позже. А пока возобновляется словесное противостояние. Янаев объявляет не. законными все указы Ельцина, в которых последний объявлял незаконными указы ГКЧП и того же Янаева.

Около 10 утра мэру Москвы Юрию Лужкову звонит командующий Московским Военным Округом генерал Калинин. Сообщает о своем новом назначении – теперь ОН комендант. Лужков издевательски отвечает: Москва в комендантах не нуждается.

В это же время в Кремле проходят первые «переговоры» сторон. ГКЧП представляет Анатолий Лукьянов, Белый дом – Руцкой, Хасбулатов, Силаев. Предмет переговоров – отмена чрезвычайного положения и встреча с Горбачевым. Лукьянов отвечает категорическим отказом по обоим пунктам. Ничем закончится и другая встреча главы союзного парламента с депутатами демократических фракций.

13:00

Пока на площади около Белого дома идет митинг, силовики согласовывают детали штурма штаба Ельцина. В нем предполагается задействовать 600 спецназовцев КГБ, ОМОН, несколько танковых рот, эскадрилью вертолетов и дивизию имени Дзержинского. Масштаб планируемой операции таков, что силовики готовы не считаться с количеством жертв. О том, что их не избежать, говорит генерал Лебедь. Ярый сторонник штурма Валентин Варенников его обрывает. Выход на позиции запланирован на полночь, захват Белого дома – на 3 часа ночи. На все отведено 15-20 минут. Здание и площадь перед ним должны быть полностью очищены, Ельцина предполагается «интернировать» — арестовать всенародно избранного президента нельзя по закону. Никаких письменных свидетельств той встречи не осталось – все команды были сформулированы на словах.

В это же время члены Совета безопасности СССР Евгений Примаков и Вадим Бакатин встречаются с Янаевым, советуют немедленно вывести из города войска и отменить чрезвычайное положение. Формальный глава путчистов признается, что стал заложником ситуации и говорит, что ему выкрутили руки. Сомнения в успехе ГКЧП появляются и у Анатолия Лукьянова. В ответ на приглашение Леонида Кравченко выступить по телевидению, председатель Верховного Совета СССР говорит, что не имеет отношения к происходящему.

16:00

План штурма Белого дома готов. Теперь участники совещания должны поставить задачи командирам подразделений, еще раз убедиться, что не упущены какие-то важные детали и доложить о результатах начальству. Генерал Борис Громов едет к министру внутренних дел Борису Пуго и высказывается против участия внутренних войск в штурме. Министр отвечает классической фразой: приказы надо исполнять!

Генерал Лебедь по заданию командующего ВДВ Павла Грачева еще раз отправляется к Белому дому. Вернувшись, подтверждает: жертв с обеих сторон не избежать. Вместе с Грачевым доклад слушают Громов и Ачалов. Лебедя они отпускают без каких-то указаний.

Участвовать в ночной операции отказывается и группа Альфа. Офицеры требуют от своего начальства письменного подтверждения приказа.

Продолжается обмен противоречивыми распоряжениями. Назначенный комендантом Москвы Николай Калинин вводит в столице комендантский час, а спустя несколько минут Борис Ельцин объявляет себя главнокомандующим вооруженными силами на территории России. Председателем республиканского комитета по оборонным вопросам назначается Константин Кобец. Тем не менее, реально войсками продолжают командовать путчисты. В Москве – активное движение военной техники.

18:00

По телефону связываются российский премьер Иван Силаев и союзный министр обороны Дмитрий Язов, который признает, что план штурма действительно существует. К людям на площади перед Белым домом выходят депутаты российского парламента и просят уйти женщин и детей.

Сотрудники группы Альфа продолжают изучать обстановку у Белого дома. Руководству они докладывают: защитников здания слишком много, баррикады серьезно укреплены. В результате штурма может погибнуть до половины личного состава хорошо экипированной и обученной Альфы.

Кобец издает распоряжение об отмене комендантского часа в Москве и возврате войсковых соединений в места постоянной дислокации.

20:00

Начинается заседание ГКЧП. Обстановка крайне нервная. Янаев предлагает объявить, что слухи о штурме Белого дома беспочвенны. Сотрудничать с ГКЧП отказываются министры иностранных дел Бессмертных и культуры – Николай Губенко.

Генерал Лебедь сообщает руководителям обороны Белого дома о времени начала штурма и нежелании армии участвовать в операции. Вскоре командиры Альфы и Вымпела Карпухин и Бесков просят заместителя председателя КГБ Агеева отменить штурм. Тот обещает передать их слова Крючкову.

В Белом доме Руцкой и Кобец дают последние инструкции защитникам, члены правительства получают оружие, люди на улице – противогазы на случай химической атаки. Ходят слухи о возможном применении психотропного оружия и снайперах на крышах соседних домов.

Поздно вечером один из ближайших соратников Ельцина Юрий Скоков встречается с Павлом Грачевым. Грачев просит передать президенту, что не позволит, чтобы армия проливала кровь народа.

Приказа о начале штурма нет. И не будет.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017