Женщины подали иск на Google за сексизм. История противостояния

Что происходит с правами женщин Кремниевой долине. Неужели все так плохо?

Три бывшие сотрудницы Google подали в суд на компанию. Они утверждают, что женщины там зарабатывают меньше мужчин и хуже продвигаются по карьерной лестнице, хотя выполняют аналогичную работу. Кроме того, в качестве причин увольнения они называют "сексистскую культуру". Особенность иска в том, что заявителями в нем выступают не только три сотрудницы интернет-гиганта, но и "все женщины, работавшие в Google в Калифорнии" в последние четыре года.
Несколькими неделями ранее один из адвокатов, представляющих интересы истиц, говорил, что об аналогичных исках сейчас думают около 60 бывших и нынешних сотрудниц Google.
Криптус рассказывает историю борьбы за равноправие в Силиконовой долине.

По статистике, в крупнейших корпорациях Кремниевой долины женщин-программистов действительно намного меньше, чем мужчин. В Google всего 19% программистов — женщины (в целом, в компании их 31%). В Apple — 23% женщин-программистов и 32% — в целом, и в Facebook — 17% против 33%.

Возможно, это повод задуматься о равенстве полов в крупнейших компаниях. Но такая статистика мало о чем говорит, ведь чтобы уравнять число мужчин и женщин в определенной специальности, их должно быть примерно одинаковое количество в учебных заведениях. А об этом говорят куда реже. 

Чтобы понять, есть ли у интернет-гигантов достаточное количество претендентов на замещение вакансий программистов, мы проанализировали статистику студентов Стэнфорда, который для Силиконовой долины можно считать «родным» университетом: 

 

 

Если в 2008 году на 6,5 мужчин среди бакалавров-программистов приходилась только 1 женщина , то сейчас сейчас это соотношение изменилось — 2 к 1. Однако, когда речь идет о полном высшем образовании, число девушек снижается до одной на четырех выпускников-мужчин. Увы, но при таких цифрах интернет-гигантам попросту негде взять достаточное количество женщин-программистов, чтобы выровнять «нехорошие цифры». К тому же, крупные корпорации предпочитают иметь дело сотрудниками, уже получившими определенный опыт работы, а это значит, что сегодняшние выпускники вряд ли быстро устроятся в Facebook или Apple. Пополнение кадрового состава в основном происходит за счет тех, кто окончил университет 3-5 лет назад и раньше.

Похоже, что ИТ-компании, где на одну женщину-программиста приходится 4-5 мужчин, так и действуют. И, видимо, нанимают сотрудников, не особо вникая в гендерные различия. Что и воспринимается как один из признаков дискриминации. 

Хорошая новость состоит в том, что женщин-программистов становится больше — таков тренд последних лет. Так что работа с ИТ-компаниях медленно, но перестает восприниматься как исключительно мужская. 

За что боролись

История борьбы женщин за свои права в ИТ-отрасли началась в 2012 году, когда сотрудница венчурной компании Kleiner Perkins Caufield & Byers Эллен Пао подала иск в суд на своего работодателя из-за дискриминации по половому признаку. Женщина утверждала, что ее продвижение по службе оказалось связано с сексуальными отношениями с одним из старших партнеров компании. Но когда между ними произошел разлад, Пао ограничили в полномочиях, а закончилось все увольнением и неполной выплатой денежной компенсации. К тому же, она считала, что ее ограничивали в карьерном росте. В пример она приводила нескольких мужчин, пришедших в компанию позднее, но получивших более высокие должности.

Эллен Пао
Эллен Пао

Дело рассматривалось в общей сложности три года, но убедительных доказательств дискриминации так и не было найдено. Вызванные свидетели не смогли подтвердить справедливость доводов Пао, а некоторые из них и вовсе назвали общение с ней «неприятным». Что же касается компенсации за увольнение, то она должна была выплачиваться частями до получения Пао новой работы, что и произошло. В итоге жюри присяжных отказало Пао по всем четырем пунктам иска, а Kleiner Perkins Caufield & Byers потребовали возмещения судебных издержек в сумме почти 1 миллион долларов, но суд ее уменьшил до 275 тысяч. 

Эллен Пао пыталась обжаловать вердикт, но продолжение дела потребовало больших денег, и она сдалась. В свою очередь, бывший работодатель не стал требовать оплаты судебных расходов. «Кремниевая долина — это мужской клуб, и никто не хочет ничего менять», — заявила Пао, когда узнала вердикт. Но именно это проигранное дело заставило многие компании всерьез задуматься о корпоративной этике, а вскоре аналогичные иски были поданы против Facebook, Twitter и Microsoft. И везде — один и тот же смысл: стереотипное мышление мужчин-руководителей не позволяет женщинам занимать высокие должности, а уже нанятых сотрудниц заставляют брать не себя несвойственные им задачи. Например, организовывать различные клиентские мероприятия и готовить кофе во время переговоров. Эту войну сотрудников и работодателей даже назвали «эффектом Пао».

Более серьезным в сравнении с делом Пао стал иск Кэти Муссурис против Microsoft. Работая в корпорации, она обнаружила уязвимость в системе управления. Оказалось, что руководители подразделений ежегодно должны давать оценку работе подчиненных по шкале от 1 до 5. При этом конечное число как лучших, так и худших оценок было известно заранее, а супервайзерам оставалось лишь вписать фамилии. В такой системе и проявлялась дискриминация женщин, которые чаще попадали в число отстающих просто потому, что выбивались из мужского клуба со своими правилами. Пришедший на смену Стиву Балмеру Сатья Наделла всерьез занялся изменениями в корпоративном кодексе Microsoft и, как говорят, существенно преуспел в этом. Во всяком случае, порочная система оценки эффективности сотрудников была отменена.

А еще был иск Джуои Энн Хорват к GitHub из-за сексуальных домогательств и Амели Лемонт к Sqauerspace из-за расового, а затем и бытового конфликта с другим сотрудником, проявлявшим к ней повышенное внимание на вечеринке. Оба были немного взвинчены, и женщина ударила того по лицу. Тина Хуан выступила с претензиями к Твиттер, а Чиа Хун — к Facebook. Каждое такое дело — переплетение личных мотивов, интересов компании, неудачно подобранных слов и обстоятельств, особенностей национальных традиций и семейного воспитания. Суды, да и сами участники таких конфликтов иногда не могут найти ту грань, за которой начинается личное пространство обеих сторон. У Амели Лемонт такой конфликт закончился нервным срывом.

Дискриминация в цифрах

В 2016 году компания Elephant on the Valley анонимно опросила более 200 женщин из разных компаний Кремниевой долины. Все они не менее 10 лет работали в индустрии.

  • 47% опрошенных рассказали, что их просили делать кофе, вести заметки во время встреч и выполнять прочие задания «низкого уровня». По их мнению, из-за их пола.
  • 66% признались, что их не приглашают на рабочие встречи и мероприятия из-за того, что они — женщины.
  • 75% респондентов сказали, что на собеседованиях их постоянно спрашивают о семейном положении и подробностях личной жизни.
  • Более 60% опрошенных заявили, что сталкивались с сексуальными домогательствами на работе. В среднем, каждая третья участница исследования отмечала, что бывали периоды, когда она не чувствовала себя в безопасности на работе.

Например, одна из респондеток вспомнила, что некий сотрудник компании всегда пропускал ее вперед, чтобы «любоваться ее походкой». Когда она пожаловалась руководству, ей посоветовали «просто посмеяться над этим». Другая опрошенная рассказывала, что к ней годами настойчиво приставал женатый сотрудник, и HR-отдел ее компании также ничего не предпринял для того, чтобы остановить происходящее.

Еще одна участница исследования вспомнила, что ее начальник физически приставал к ней на рабочем месте. Она пожаловалась руководству, но наказания не последовало.  «Часто менеджеры просто не знают, как вести себя в таких ситуациях, поэтому просто ничего не делают в ответ на такие жалобы», — сказала она.

 

Но не все не так плохо. В списке руководителей компаний из списка Fortune 500, составляемом изданием Forbes, четыре наиболее высокооплачиваемые женщины руководят технологическими компаниями.

В 2016 году глава Oracle Сафра Катц заработала почти 41 миллион долларов. Руководитель Hewlett Packard Маргарет Уитман получила более 30 миллионов, почти столько же — Вирджиния Рометти из IBM. 27 миллионов заработала бывшая до июня этого года главой Yahoo Марисса Майер.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017