Эффект «Колумбайна». Почему подростки идут убивать

"С детьми нужно говорить на те темы, которые их волнуют. Это касается и родителей, и учителей"

На прошлой неделе в России школьники дважды совершали покушения на убийства в своих школах. 15 января двое подростков из Перми – ученик и бывший ученик школы №127 - зашли на урок четвертого класса и напали на учительницу. В итоге пострадали педагог и девять учеников младших классов. Нападавшие попытались покончить с собой, били друг друга ножами, но выжили и находятся в больнице. Суд уже отправил их под арест на два месяца. Как только им станет лучше, их переведут в СИЗО.
19 января похожая история повторилась в Бурятии. В Улан-Удэ ученик 9-го класса с топором напал на семиклассников и учительницу, а затем поджег класс «коктейлем Молотова». Четверо учеников и учительница получили ранения, трое из них находятся в тяжелом состоянии. После нападения школьник пытался покончить с собой и сейчас в тяжелом состоянии находится в больнице. По факту нападения возбуждено уголовное дело по статье о покушении на убийство.

В сентябре 2017 года ученик из подмосковной Ивантеевки принес в школу пневматическое ружье и начал стрелять. Пострадали четыре человека: учительница информатики получила черепно-мозговую травму, трое детей были травмированы, выпрыгнув из окна на втором этаже.

Подмосковный школьник, по рассказам одноклассников, «фанател по «Колумбайну». Это название американской школы, в которой в 1999 году два старшеклассника, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, убили 13 человек и ранили еще 37. Из неофициальных источников известно, что нападавшие из Перми тоже увлекались этой историей. Про школьника из Бурятии пока неизвестно ничего.

Криптус попытался разобраться в том, почему школьники идут на демонстративные убийства, и какие есть способы не допустить подобных трагедий.

Школа "Колумбайн"
Школа «Колумбайн»

Подобные случаи происходят в российских школах не так редко, но не всегда бывают настолько резонансными. В 2014 году  десятиклассник из Москвы Сергей Гордеев застрелил учителя географии и взял в заложники одноклассников. После прибытия на место полицейских он застрелил сотрудника вневедомственной охраны. Суд отправил подростка на принудительное психиатрическое лечение.

В начале февраля 2017 года 14-летний ученик из Нижнекамска выстрелил из пневматического пистолета в глаз соседу по парте. Ребенок через несколько дней умер в больнице. В отношении стрелявшего было возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека».

В мае 2017 года 16-летний ученик из Республики Коми открыл огонь из пневматического пистолета по другим детям во дворе школы. Одна из девочек получила травму глаза, а в отношении стрелявшего было возбуждено дело по статье «Хулиганство».

Последователи «Колумбайна»

Несмотря на то, что по количеству жертв «Колумбайн» не находится на первом месте среди массовых убийств а американских учебных заведениях, именно эта история стала эталонной для психически нестабильных подростков во всем мире, а ее участники – Эрик и Дилан – героями для школьников из разных стран. Почему так произошло, не совсем понятно. Вероятнее всего, это сочетание сразу нескольких факторов: слабого родительского контроля, свободного оборота оружия в США и распространения жестоких видео и кровавых компьютерных игр (оба нападавших были фанатами игры Doom).

Журналист Дейв Каллен десять лет расследовал обстоятельства массового убийства в школе «Колумбайн» и написал об этом одноименную книгу. В интервью Медузе он рассказывает о своих догадках по поводу причин распространенности подобных массовых убийств в последнее время. Одной из них он считает внимание СМИ.

Кажется, одна из проблем в том, что медиа постоянно освещают их, говорят о людях, которые их совершают, оценивают их популярность. Стрельба в «Колумбайн» только недавно покинула топ-10 самых громких массовых нападений — в 2017-м, после трагедии в Лас-Вегасе. Место в этом топе, по крайней мере в Америке, обеспечивается двумя условиями: числом жертв и некоторой изобретательностью, фактором уникальности.Например, нападение в церкви, на концерте или в прямом эфире, как было в Виргинии около двух лет назад, когда преступник застрелил всего двух человек, но произошло это в прямом эфире. И это, конечно, привлекло к себе огромное внимание. Если соблюсти оба условия — изобретательность и много жертв — место в топе обеспечено.
Дейв Каллен, журналист, автор книги «Колумбайн»

В соцсетях существуют сообщества «поклонников» «Колумбайна». Самое большое из них называется True Crime Community («Общество настоящих преступлений»). По словам Каллена, который постоянно его мониторит, участники сообщества становятся все младше, и все большую долю из них составляют девочки, склонные идеализировать Дилана Клиболда. Среди других кумиров – Чарльз Мэнсон, Джохар Царнаев, Адам Лэнз и Дилан Руф.

Говоря о роли СМИ, Каллен добавляет, что не стоит постоянно писать в заголовках имена убийц — так они становятся «звездами», а еще следует избегать оценочных суждений вроде «самое страшное убийство».

Большинство людей, совершивших массовые нападения, в том числе, и подростков, страдают психиатрическими проблемами.  В основном, клинической депрессией, но есть и люди с психопатией или шизофренией. Хронические болезни выявить сложно, а вот чтобы понять, что у ребенка депрессия, достаточно провести несложное анкетирование. Но в школах этим никто не занимается.

Некоторые психологи считают, что причина подростковой жестокости – в фильмах и играх, где дети видят героизацию насилия, а человеческая жизнь обесценивается – в компьютерной игре у персонажа могут быть десятки жизней. Психологи говорят, что профилактические беседы с детьми не помогут, эффект может дать только комплексное воспитание моральных ценностей. Правда, на детей с психическими заболеваниями существенного влияния оно не оказывает.

По словам врача-психотерапевта, кандидата медицинских наук Виталины Буровой, дети, проявляющие агрессию, сами ранее столкнулись с  насилием – как правило, в семье.  Второй момент — это видеоигры с насилием. Третий момент — это масс-медиа, где также можно увидеть сцены насилия», — говорит Бурова в интервью агентству РИА «Новости». «Дети как губки впитывают все из окружающего микро- и макросоциума и ведут себя по отношению к другим людям так, как к ним ведут себя в семье или как ведут себя взрослые, родственники между собой. Дети повторяют то, что видят вокруг», — сказала психотерапевт.

По мнению руководителя отдела клинической психиатрии детского и подросткового возраста Центра психиатрии и наркологии имени Сербского, главного внештатного детского специалиста-психиатра Москвы Анны Портновой, внимание эмоциональному состоянию детей должны уделять родители и школьные психологи.

«Но психологи есть далеко не в каждой школе. А там, где они есть, в основном занимаются сопровождением учебного процесса: они контролируют, как дети усваивают навыки, знания и умения. Они не занимаются эмоциональным состоянием детей, не имеют подготовки по основам клинической психологии и психиатрии. Поэтому с критическими состояниями большинство школьных психологов справляться не умеет», — сетует Портнова.

Что делать родителям

Психологи сходятся во мнении, что часто подростковую агрессию провоцирует буллинг — травля в школе. Чтобы избежать тяжелых последствий, родителям, которые заметили такую проблему, нужно решать ее комплексно, привлекать учителей, учеников, родителей, школьных психологов и администрацию школы. «Однозначно всегда с детьми нужно говорить на те темы, которые их волнуют. Это касается и родителей, и учителей. Не делать вид, что их не существует, не бояться разговаривать, в том числе и на сложные для нас, для взрослых, темы. К каким относится и тема смерти. Потому что, когда это не проговаривается, оно варится в собственном соку. А, когда мы волнующие темы проговариваем, обсуждаем, мы даем возможность и детям себя лучше чувствовать, и избежать каких-то последствий», — говорит детский психолог, кандидат психологических наук Полина Румянцева.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017