«Обезьянки Долли» не помогут клонировать человека. Это не нужно

Копии необходимы, чтобы понять природу болезней, связанных с генетикой

Ученые из Китая провели успешный эксперимент по клонированию животных по методу овечки Долли. Мартышки Чжунчжун и Хуахуа чувствуют себя отлично, у них нет отклонений в форме тела, а еще они с аппетитом сосут молоко. По мнению ученых, эксперимент поможет раскрыть суть многих генетических болезней и найти новые методы борьбы с раком и расстройствами иммунитета. Другие же боятся, что скоро начнут клонировать людей. Криптус разбирался в страхах и прорывах.

Клонирование — это сложный биологический процесс, который в общем виде представляет собой создание двух идентичных организмов. Идентичность в данном случае означает одинаковую ДНК у двух (а может и больше) особей. Клонирование может быть как естественным, так и искусственным. Вообще, слово «клон», что в переводе с греческого означает «веточка», «побег», использовали в отношении растений,  полученных от одного растения-производителя вегетативным (то есть, не семенным) способом. Такие растения-потомки в точности повторяли качества своего прародителя, что оказалось полезным для развития сельского хозяйства и садоводства. Но до овечки Долли было еще далеко. 

История клонирования животных начинается в 1892 году, когда немецкий биолог Ганс Дрейш смог вырастить отдельных особей морского ежа из разделенных эмбриональных клеток. Его земляк Ханс Шпеман в 1902 году пошел дальше и разделил двуклеточный зародыш саламандры. Оба эмбриона выжили, а ученый тем самым доказал, что в каждой из клеток на раннем этапе развития зародыша содержится достаточно информации для появления здоровой особи. А в в 1962 году будущий нобелевский лауреат по медицине Джон Гердон клонировал лягушку. Наконец, в 1984 году датчанин Стин Вилладсен впервые клонировал овцу. Но не ту.

Эксперимент с Долли провели шотландцы Йен Уилмут и Кит Кэмпбел только в 1996 году. И их идея заключалась в том, чтобы воссоздать животное из клеток взрослой особи, что в значительной степени походило на то, как разводятся растения методом черенкования. Успех эксперимента стал настоящим научным прорывом, хотя и у самой Долли, и у ее прародительницы, «подарившей» овце свои гены, судьба оказалась незавидной. Овца-прототип была умерла, пока еще шел эксперимент, а Долли прожила всего 6 лет — половину обычной овечьей жизни. У нее развился артрит и болезнь легких, свойственные только старым животным.

Тогда ученые пришли к выводу, что природу им обмануть не удалось — на момент рождения возраст Долли был равен возрасту ее донора. Всю свою жизнь овца провела в загоне в стенах института и вела малоподвижный образ жизни научного экспоната. В конце концов ее пришлось усыпить. 

Овечка Долли
Овечка Долли

Сам процесс клонирования проходил так. Ученые взяли одну из соматических клеток донора (это была замороженная клетка вымени) и соединили ее с половой клеткой другой овцы. Из последней ученые удалили весь ее генетический материал. Таким образом, получилась искусственная яйцеклетка, содержавшая генетический материал только одной овцы, а не двух, как это происходит при естественном зачатии. Кстати, вынашивала Долли вообще третья овца. 

А что там с человеком?

Эксперимент с Долли еще больше приблизил ученых к новому достижению — клонированию человека. Технически это мало отличается от клонирования животных. В 2004 году специалисты Южной Кореи создали достоверно подтвержденный клонированный развивающийся эмбрион человека, который при пересадке женщине мог бы потенциально развиться в ребенка. Эксперимент до конца доводить не стали — клонирование человека и тогда, и сейчас запрещено во всем мире.

В исследовании участвовали 16 женщин. От них ученые получили более 200 яйцеклеток, в которых позже ядра заменили на обычные соматические клетки. Экспертам удалось довести зародыши до уровня, когда клоны состояли из более сотни клеток. В конце эксперимента из эмбрионов были получены стволовые клетки, несущие информацию для развития различных органов. 

В 2005 году ООН приняла отдельную резолюцию, призвав члены организации запретить все формы клонирования человека. Исключение было сделано только для экспериментов, направленных на сохранение жизни пациентов, но не на рождение детей.

Человеческое клонирование разделяют на два вида: терапевтическое и репродуктивное. Первое предполагает, что развитие эмбриона останавливается в течение 14 дней, а сам эмбрион используется только как продукт для получения стволовых клеток — как и было в Южной Корее. Таким образом, терапевтическое клонирование, по сути, означает выращивание новых органов. 

А вот репродуктивное клонирование более точно подходит под общепринятое определение клонирования. Оно подразумевает создание полноценного индивида, который сможет вести точно такую же жизнь, как и другие люди. Только получен он будет, по факту, искусственным путем. Такой метод мог бы помочь бесплодным парам, или людям, которые хотят воскресить умершего ребенка — технически клонирование допускает получение генетического материала из тканей уже мертвого организма. 

Самая известная компания, которая рассказывает о создании детей-клонов называется Clonaid и зарегистрирована на Багамских островах. Компания говорила о минимум шести случаев появления таких детей, но никаких доказательств этого представлено не было. 

Не все так однозначно

В большинстве стран клонирование человека законодательно запрещено. Существует международный акт, устанавливающий запрет такого рода экспериментов — это Дополнительный Протокол к Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины, касающийся запрещения клонирования человеческих существ. Его еще в 1998 году подписали  24 страны из 43 стран-членов Совета Европы. Правда, часть стран Европы, а также США, сняли запрет на терапевтическое клонирование — важное для медицины. 

А вот с репродуктивным клонированием дела обстоят иначе — большинство ученых считает его неэтичным. Вот что об этом говорит профессор Сколковского института науки и технологий, нейробиолог Константин Северинов: «Первая этически неоправданная цель — это воссоздание полной генетической копии организма как набора запасных частей для конкретного человека, например, с целью использования возможностей трансплантации как способа борьбы со старением, заболеваниями, с утратой работоспособности органов».

Также Северинов подчеркивает, что репродуктивное клонирование все равно нельзя назвать клонированием в чистом виде — ведь сознание клона повторить не удастся. «Все генетические программы реализуются только в среде. Основные поведенческие признаки являются количественными, то есть их конкретное поведение зависит не только от нормы реакции, заложенной в генотипе, но и от влияния социума (интеллект, когнитивные способности, склонность к преступному поведению)».

Кстати, вопрос не только в сознании. Генетическая копия вовсе не обязательно будет похожа оригинал: помимо генотипа существует еще и фенотип — перенос заложенной в организм генетической информации в условия реальной среды. Рост, масса тела, цвет глаз и волос, даже группа крови — все это и есть проявления фенотипа.

Выступает против клонирования и церковь. С точки зрения религиозных догм, создание человека противоестественным путем, противоречит высшему замыслу. С этих же позиций церковь смотрит и на экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), когда в организм женщины «подсаживают» уже готовый эмбрион. Но ЭКО, в отличие от клонирования, у ученых этических споров не вызывает и для многих пар действительно становится спасением. 

Эксперимент с китайскими мартышками, которые генетически являются нашими очень близкими родственниками, вновь заставил задуматься об этичности такого рода исследований. Но сейчас их цель — не сам человек, а понимание того, как работают две идентичные цепочки генов и насколько значимо для организма влияние окружающей среды. Разобраться в этом, наблюдая развитие особей, имеющих разную ДНК, невозможно.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017