«Смертники» в США требуют их казнить. Почему они это делают?

Сами они говорят, что хотят "расплатиться по счетам". Психиатры считают иначе

«Думаю, мне пора расплатиться по счетам», — сказал Роберт Чарльз Глисон-младший и уставился в потолок. В окружной тюрьме штата Вирджиния (США) он не был единственным, кто требовал смертной казни, но стал первым, чью историю узнала широкая публика.

Глисон-младший

В начале 2000-х Глисон-младший во время ограбления убил человека. Уже находясь в тюрьме, он совершил еще два тяжких преступления, лишив жизни сокамерников (одного в 2009-м, второго – в 2011-м). В материалах следствия указывали, что преступник убивал своих жертв с особой жестокостью – одного из сокамерников он несколько часов душил простынями.

В 2013-м Глисон-младший заявил, что уже устал ждать собственную смерть. Он смог добиться, чтобы о его желании написало издание The Marshall Project, освещающее американскую систему правосудия. Именно там и опубликовали теперь уже знаменитое «думаю, мне пора расплатиться по счетам».

Глисон-младший перед казнью
Глисон-младший перед казнью

15 января 2013 года Роберт Чарльз Глисон-младший был казнен на электрическом стуле. Последними словами убийцы были: «Kiss my ass» (поцелуйте меня в задницу. — англ.).

После казни Глисона случаи «прошений о смерти» в США участились. Это процедура, по которой человек, ожидающий смертной казни, может попросить об исполнении приговора.

Согласно официальной тюремной статистике США, по состоянию на 2013 год, «смертники», в среднем, проводили в режиме ожидания 15,5 лет. После этого или следовала казнь, или дело отправлялось на пересмотр. За последние 10 лет в США были приговорены к смерти почти 1 500 человек. 10% из них, вместо апелляций, подали «прошения о смерти» — официальные заявления руководству тюрем с просьбой о казни. В штатах, где существует смертная казнь, «смертникам», которые подают прошение о ней, достаточно доказать, что они психически здоровы.

«Я не хочу умирать, но так лучше»

Последним случаем прошения о смерти стала Скотта Дозьера – человека, приговоренного к высшей мере в штате Невада. Как и о Глисоне, о нем написало издание The Marshall Project. Дозьер ждет исполнения приговора уже 10 лет. Он попал в тюрьму за серию жестоких убийств, связанных с продажей наркотиков, которой Скотт занимался с 15 лет.

В отличие от многих других убийц, Дозьер вырос в зажиточной семье, служил в армии, завел семью и работал в самых разных сферах. В 31 год американец убил конкурента-торговца наркотиками и украл у него 12 тысяч долларов. Труп несчастного нашли расчлененным в чемодане. Позже выяснилось, что это была не единственная его жертва.

Скотт Дозьер ждет казни 10 лет и просит привести приговор в исполнение

За 10 лет в тюрьме Дозьер неоднократно пытался покончить с собой. Как-то он принял смертельную дозу антидепрессантов и две недели пробыл в коме. Позже преступник заявил: «Я не хочу умирать. Но лучше смерть, чем до конца своих дней сидеть в тюрьме». Теперь он добивается, чтобы штат Невада разрешил местной тюрьме казнить его.

31 октября 2016 года Дозьер написал письмо окружному судье Дженнифер Тольятти, в котором попросил, чтобы его смертный приговор был приведен в исполнение. Последний раз казнь в Неваде проводили более 10 лет назад, поиск инъекции стал для властей некоторой проблемой. Сделать это не так просто: производством «смертельного коктейля» официально имеют право заниматься только фармацевтические компании, но 247 производителей, которым был направлен официальный запрос, отказались необходимые предоставить препараты.

Спустя год поисков, суд решил заменить некоторые ингредиенты, однако, теперь смерть через инъекцию могла бы стать для Дозьера мучительной. Судья спросила у преступника, готов ли он умирать в муках, ведь препарат подействует не сразу и будет распространяться на клеточном уровне. Убийца ответил: «Да, конечно». Но суд все равно отказал.

Скотт Дозьер до сих пор борется за право быть казненным. И раздает интервью СМИ, в которых говорит, что «зря изначально положился на адвокатов: если бы вел дело сам, то уже давно был бы казнен».

Чтобы не мучиться

Людей, которые просят привести их смертные приговоры в исполнение, американские юристы называют «добровольцы». Хотя казнь в США официально не отменена, в подавляющем большинстве случаев смертники, несмотря на приговор, фактически отбывают пожизненное наказание. Правда, все это время они живут в ожидании смерти — любой день для них может оказаться последним.

Роберт Чарльз Глисон-младший, как и Скотт Дозьер, неоднократно заявляли, что хотят умереть, потому что невозможно жить в постоянном ожидании собственной смерти. Никто из серийных убийц не верит, что может быть оправдан, потому и тянуть, по их мнению, нет смысла.

Это — тяжелое испытание для психики, которое специально исследовали врачи. По данным Американской психиатрической ассоциации, люди, попавшие в безвыходную ситуацию (а тюрьма без права освобождения, безусловноЮ относится к таким случаям) не сразу решаются на самоубийство. Между первой мыслью о суициде и реальной попыткой обычно проходит 4-5 лет. Возможно, именно этим объясняется, что тот же Дозьер не сразу попросил смертельную инъекцию, а лишь спустя длительный срок. Желание уйти из жизни — это проявление психического нарушения, которое заключается в нежелании или невозможности что-то влиять, говорят специалисты. 

The Marshall Project ссылается на исследование, где говорится, что только в Калифорнии, Теннесси и Пенсильвании сейчас более 1 000 человек ожидают смертной казни, и только 22 приговора за последние 40 лет были приведены в исполнение. Несколько — как раз по такому же «прошению о смерти», которое написали Дозьер и Глисон-младший. И это — точно не попытка «искупить вину» или «расплатиться по счетам». 

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017