«Между Раневской и Хармсом». Ширвиндт — об именном астероиде

В начале 2018 года актер и руководитель Театра Сатиры издал книгу «В промежутках между». Это автобиография, в которой Александр Ширвиндт рассказывает десятки забавных историй о своей жизни, в том числе, и те, что произошли совсем недавно. Накануне праздника 8 марта актер дал большое интервью «Афише». В нем — театр, друзья, Державин, немного политики. Один из фрагментов посвящен космосу.

Оказывается, в честь актера назван астероид. Ширвиндт рассказал журналисту «Афиши» Алексею Киселеву, как его имя оказалось в каталоге объектов Солнечной системы.

Александр Ширвиндт
Александр Ширвиндт

Алексей Киселев: Вашим именем 35 лет назад был назван астероид, если верить «Википедии». Это действительно так?

Александр Ширвиндт: Летает, да, между Раневской и Хармсом. Хорошее место.

Киселев: А вы как-то следите за его жизнью?

Ширвиндт: Ну да. Мечтаю посетить. Но вот как-то денег не хватает.

Киселев: А как это вообще устроено, как вы узнали? Вам кто-то сообщал?

Ширвиндт: Сейчас это, наверное, покупается. А тогда, это было тысячу лет назад, мне рассказали, как это работает. Это очень-очень трогательно. Какая-то у нас есть главная обсерватория не то в Сочи, не то в Ялте, огромная. Там круглые сутки сидят замечательные дамы и смотрят в специальную трубу в небо в надежде что-нибудь там новенькое увидеть. И вдруг, значит, какая-то несчастная говорит: «Ой!» Она ночью где-то там в ста пятидесяти миллионах километров увидела какую-то пипку неожиданную, которой вчера не было. Она кричит: «Ой, ой, вон она! Вон она! Ее не было!» Ей: «Да ладно врать, была!» Набегают начальники, смотрят в дырку — действительно не было. И вот ее тогда еще увеличивают, разглядывают, сверяются и говорят: «Да, этой пипки не было». Дальше они фиксируют то, что эта пипка расположена на сто пятьдесят шесть градусов, минут, что-то там такое — и, значит, это все публикуется и рассылается по всем главным обсерваториям мира, в три главные страны, в Америку и еще куда-то. В этих трех странах другие бабы, значит, смотрят и говорят: «Да, действительно. Это — новая пипка». Или говорят: «Нет такой пипки, это ваши советские угрозы». Но выясняют в итоге, что все-таки есть.

Тогда приходят к этой, которая пипку увидела, и говорят: «Сонечка, в честь кого бы вы хотели эту пипку назвать?» Она говорит: «Леонов». Или: «Навуходоносор». Эта сказала: «Ширвиндт». Это еще не вся история. Потому что потом эти начальники спрашивают, кто это такой. Она говорит — актер, и начинает рассказывать, какой я замечательный. Они все проверяют и высчитывают; понимают, что не очень годится, но раз так она хочет, деваться некуда. И тогда новость про Ширвиндта рассылают опять по обсерваториям мира. Они запрашивают, что это за ерунда, что за Ширвиндт? Тогда в Лос-Анджелес присылают на меня досье — и при этом они уже начинают пыжиться, пишут, что это великий русский артист. И когда вся эта процедура успешно завершается, дают сертификат. Он у меня есть.


Полностью интервью Александра Ширвиндта «Афише» доступно здесь.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017