От Белого до Балтики. Как это было. Фотографии

Полузабытая история канала на костях, которому исполнилось 85 лет

85 лет назад в Карелии завершилось строительство Беломорканала. 227 километров его пути были обустроены меньше, чем за два года. Чтобы выполнить основную работу, понадобилось построить 49 дамб, 15 плотин и 19 шлюзов. Трудились практически вручную, материалы подвозили на тачках. На этих двухстах с небольшим километрах работали 250 тысяч человек. Большая часть — осужденные. Если длину канала разделить на число погибших, выйдет, что на каждые 11-15 метров придется по одной могиле. На костях получился канал.

Все они разные

На самом деле, из 227 километров канала заключенные построили менее полусотни — часть пути суда проходили через естественные водоемы. И все равно Беломорканал был, кажется, едва ли не крупнейшей стройкой в стране – и, кажется, совершенно невозможной. Он соединяет Онежское озеро и Белое море, образуя прямой проход из северных вод в Балтику. В первую же навигацию канал пропустил более миллиона тонн грузов при технической возможности удвоить этот показатель. В семидесятых русло углубили и расширили, так что перевозки достигли рекордных 7,3 миллиона тонн. А когда экономика СССР рухнула, Беломорско-Балтийский канал стал никому не нужен — грузопоток упал в двадцать раз.

Судьба канала с первых дней была несчастливой. И не только потому, что там погибли десятки тысяч человек. Даже по советским меркам его «не оценили» — назвали «гордостью первой пятилетки», но в список «Великих строек коммунизма» Беломорканал так и не попал.

Строительство Беломорканала
Строительство Беломорканала

Одновременно в строительстве канала участвовали 126 тысяч человек. На эту стройку по своей воле не ехали — осужденных составами отправляли в распоряжение руководства Белбалтлага, где и давали лопату и тачку. Уголовники, политические, раскулаченные крестьяне — все работали бок-о-бок. Жили в тесных бараках, наполовину закопанных в землю — так оказалось теплее в этих жутких постройках, продувавшихся северными ветрами.

Можно, конечно, говорить о могилах через каждые 15 метров. А можно посчитать и по-другому число тех, чью жизнь оборвала эта каторжная стройка — 30 жизней каждый день. Для власти эта цена была не самой высокой — зекам зарплату платить не надо, а что умирают — так новых всегда привезти было не сложно.

Так выглядела обычная работа заключенных, которые возили гигантские валуны на самодельных деревянных платформах, которые называли «Фордами».

Ягода и Берман

Сам путь канала известен с давних времен — он ведет на Соловки, к знаменитому монастырю, превращенному в советские годы в знаменитую на всю страну тюрьму «для политических». А о том, чтобы проложить морской путь думали со времен Петра I, но первый император не решился начать тяжелое строительство. В итоге все четыре плана так и остались на бумаге.

Курировали строительство, порученное партией, правительством и лично товарищем Сталиным, Генрих Ягода и начальник ГУЛАГа Матвей Берман. Это они придумали «разбавить» отправленных на коммунистическую стройку «политических» заключенных уголовниками. Последние держали в страхе весь барак и грабили других заключенных. Жаловаться было попросту некому — лагерное начальство делало вид, что ничего не происходит.

А грабить было что: людей будили рано утром, кормили кашей и отправляли на работу. Выполнил норму — получи обед: тарелку баланды и полкило хлеба. Иногда кое-что из продуктов оставалось, и как раз эти крошки урки и забирали.

Сейчас уже трудно проверить, но вроде бы само слово «зэк» появилось как раз здесь. Это была аббревиатура — заключенный-каналоармеец.

В июне 1933 года Ягода доложил Сталину: все готово! А в начале августа канал открыли для судоходства. Одним из первых по нему проплыл и сам вождь. И остался недоволен: назвал канал мелким и узким, что, в общем-то, было правдой. Спустя годы его расширили. Но к тому моменту ни Ягоды, ни Бермана в живых уже не было — они попали в застенки возглавляемых ими учреждений. Только их ни на какую стройку посылать не стали — пуля решала все вопросы куда быстрее.

Новому каналу дали имя вождя. А еще через несколько лет, и в 1936 году, по его же, Сталина, инициативе, Москва стала «портом пяти морей». Через канал Москва-Волга и Волго-Балтийский канал суда из советской столицы действительно получили выход к Белому, Балтийскому, Азовскому, Черному и Каспийскому морям. Теперь, спустя 85 лет, каналом пользуются мало. Шлюзы по-прежнему охраняются, и для жителей нескольких поселков именно канал стал единственным работодателем. А грузы, в основном, идут по железной дороге. Так быстрее и дешевле.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017