Жизнь по Черномырдину

9 апреля исполнилось 80 лет со дня рождения самого афористичного российского политика

Виктор Черномырдин не придумывал афоризмы — он ими говорил. С тех пор, как острого на слова премьер-министра не стало, филологи и лингвисты пытаются разобраться в его феномене, а СМИ 9 апреля публикуют подборки его цитат: про «чешите в другом месте», «хотели как лучше» и «никогда такого не было, и вот опять».

У Черномырдина — классическая «советская» биография. Сначала — техническое училище, потом — работа на заводе, затем — армия. А уже после нее — институт. Виктор Степанович учился в Оренбурге, где получил диплом инженера-технолога. А дальше — партийная линия: инструктор, замзавотдела, завотдела. И параллельно — еще одно образование: заочное, на экономиста. Вот так и появился тот самый Черномырдин, которого обожала вся страна.

Партийным чиновником он так и не стал, но КПСС, несомненно, помогла Черномырдину попасть на высокие посты. Сами знаете, в СССР возглавить газоперерабатывающий завод без партбилета в кармане было просто невозможно. Только партия могла дать гарантию, что кадр проверенный, кадр не подведет.

Черномырдин и не подводил. С завода его перевели в Москву на должность замминистра газовой промышленности, еще через год доверили создание нового промышленного объединения «Тюменгазпрома», а еще через пару лет Политбюро полностью сменилось. Вместе с ним основательно почистили и правительство. И Черномырдин стал министром газовой промышленности. Хороший вышел министр. На своем посту Виктор Степанович и построил тот самый Газпром, который, даже лишившись статуса министерства, остается монополистом на рынке и одной из крупнейших газодобывающих компаний мира.

Как раз в восьмидесятых Черномырдин познакомился и с Борисом Ельциным. Тот ценил главу правительства — Виктор Степанович стал первым премьером, одобренным Думой. Но когда в 1998 случился дефолт (кабинет министров в тот момент возглавлял Сергей Кириенко), и Ельцин решил вернуть в Белый дом проверенного и надежного Черномырдина, парламент отказал ему в поддержке. Президент попытался внести кандидатуру еще раз, однако результат оказался не сильно лучше. Черномырдин не стал бороться за собственное назначение и уступил Евгению Примакову. 

После этого Виктор Степанович не слишком часто появлялся на телеэкранах, а интервью у него чаще брали не российские, а украинские журналисты — в начале двухтысячных уже при Владимире Путине его назначили послом в Киев. Говорят, он уже тогда то ли видел, то ли чувствовал приближение большой беды между двумя странами. Может, оттого российское посольство при Черномырдине, как магнит притягивало к себе самых разных людей по самым разным поводам. В Киеве до сих пор ходят легенды о Черномырдине-после. Самая известная — о том, как однажды Виктор Степанович пообщался с неким журналистом. Давая интервью, он несколько раз произнес: «на Украине».

Журналист: Нельзя так говорить, Виктор Степанович.
ЧВС: А как же?
Ж.: Надо говорить не «на Украине», а «в Украине». Так у нас принято.
ЧВС (немного помолчав): Да? … Ну, тогда иди «в ***».

Его знаменитые афоризмы рождались в самые серьезные и, вместе с тем, чрезвычайно эмоциональные моменты. В эти секунды казалось, что еще немного — и будет большой конфликт. А у ЧВС будто само с языка слетало что-то разряжавшее обстановку. Сегодня Криптус напоминает не самые известные из «черномырдинок», которыми запомнился премьер-долгожитель ельцинской поры.

Кого на следующих выборах изберут, мы будем с тем и работать. А кто там нам по сердцу, кто ниже сердца… это уже другой разговор.

Щас любой повод… любой повод, сразу прокремлёвская рука, чё к этим рукам привязались? Никакие мы руки никуда не протягиваем, протягиваем только с добром… и с помощью, в том числе и для Украины. Когда трудно, мы всегда протянем… то, что надо.

Стоит Чубайсу только рот открыть, ему тут же сразу насуют.

— Успеваете ли вы заметить красивых женщин?
— Успеваю. Но только заметить. Ничего больше. О чем горько сожалею.

Лучше водки хуже нет.

Некоторые принципы, которые раньше были принципиальны, на самом деле были непринципиальны.

Нас никто не может упрекнуть в том, что у нас хорошие помыслы.

Я еще от прошлых выборов не отошел — меня еще подташнивает.

Учителя и врачи тоже хотят есть. Практически каждый день!

Сейчас историки пытаются преподнести, что в тысяча пятьсот каком-то году что-то там было. Да не было ничего!

Мы выполнили все пункты: от А до Б.

Нельзя запрягать телегу посреди лошади.

На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом я стараюсь не пользоваться.

Мы ещё так будем жить, что нам внуки и правнуки завидовать будут.

Мы никуда не вступаем, да нам и нельзя вступать. Как начнем вступать, так обязательно на что-нибудь наступим.

Все это так прямолинейно и перпендикулярно, что мне неприятно.

Мы надеемся, у нас не будет запоров на границе.

Есть ещё время сохранить лицо. Потом придётся сохранять другие части тела.Надо контролировать, кому давать, а кому не давать. Почему мы вдруг решили, что каждый может иметь?

У меня к русскому языку вопросов нет…

Сегодня ничего, завтра ничего, а потом спохватились — и вчера, оказывается, ничего.

Люди и народ ждать больше не могут. Ибо ждать больше нечего…

В харизме надо родиться.

Много говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017