Ганс Аспергер. Педиатр, психиатр или палач?

В Вене опубликовано исследование о детском враче, отправлявшем пациентов на "эвтаназию"

В честь австрийского медика Ганса Аспергера назван один из пяти синдромов нарушения развития детей. Он связан с ограниченностью социального взаимодействия и круга увлечений и интересов. По сути, это один из видов расстройств аутистического характера. До сих пор его называли одним из пионеров педиатрии и детской психологии, а в Австрии вплоть до середины шестидесятых годов Аспергер считался специалистом номер один, к которому обращались, в том числе, и при вынесении судебных решений.

С 1934 года австрийский врач работал в психиатрической больнице в Лейпциге, а в конце Второй мировой даже стал военным врачом. Как пишет The Guardian, Аспергер поддерживал нацистов и участвовал в программе  детской «эвтаназии» Третьего Рейха.

Исследованием биографии Ганса Аспергера, который умер в 1980 году, много лет занимался историк из медицинского университета Вены, доктор Хервиг Чех. Результат его многолетней работы опубликован 19 апреля в профессиональном издании Molecular Autism. Он утверждает, что Аспергер был сторонником концепции расовой гигиены, согласно которой некоторые дети «не достойны жить с самого рождения». Врач сотрудничал с несколькими нацистскими организациями, но в НСДАП не вступил. Тем не менее, в сохранившейся партийной справке есть характеристика Аспергера, который, будучи католиком, все же «соответствовал национал-социалистическим законам о расовой чистоте и стерилизации».

Чех изучил сохранившиеся документы из государственных архивов и обнаружил сведения о том, что Аспергер консультировал и практиковал в клинике Шпигельгрунд, которая была создана как сборный пункт для детей, которые не соответствовали критериям режима и «не были достойными жить». В период с 1940 по 1945 год в Шпигельгрунд умерли больше 800 детей. Большинство из них были убиты по программе «эвтаназии» Третьего Рейха, которая в документах проходит под названием «Т-4». Всего же в рамках «Т-4» в период 1939-1945 годов были убиты более 300 тысяч человек. Их убивали в газовых камерах, морили голодом, вводили смертельные инъекции. «Недостойными для жизни» признавали, например, евреев, а также всех носителей наследственных заболеваний.

Чех полагает, что Аспергер не просто консультировал нацистов – он, как педиатр, изучал аутизм, а, значит, сам ставил диагноз, который автоматически включал его пациентов в программу «T-4».

«Степень участия Аспергера в нацеливании нацистов на наиболее уязвимых детей Вены долгое время оставалась открытым и досадным вопросом в исследованиях самого аутизма. Но, судя по всему, ужасные догадки были правдивыми», — написали в совместном заявлении редакторов журнала «Молекулярный аутизм». Они добавляют, что не стали бы использовать в своих статьях наработки Аспергера, если бы знали, что известный педиатр поддерживал стерилизацию и детскую «эвтаназию» Третьего Рейха.

Ганс Аспергер с детьми
Ганс Аспергер с детьми

В результатах исследования Чеха оказались не только документы, но и фотографии. Среди есть, например, Герта Шрайбер. Девочку страдавшую энцефалитом, Аспергер направил в Шпигельгрунд, где через три месяца она умерла. В пояснительной записке педиатр написал: «Предлагаю передать ее в клинику, потому что Герта – это тяжелая ноша для ее матери». Образец ее мозга, хранившийся в специальной капсуле в подвале клиники, обнаружили только в конце 1990-х годов и похоронили в 2002-м году.

Следы еще одного ребенка, прошедшего обследование Аспергера, приводят в лагерь Собибор. Оттуда девятилетняя еврейская девочка уже не вернулась. Нормально развитый, как утверждали коллеги психиатра, ребенок, был оценен Аспергером как «нечестный» из-за утверждении о преследовании ее мамы-еврейки, с которой она вынуждена была бежать от ужасов нацизма.

В другой части работы историки описывают отношение Аспергера к проблеме сексуального насилия в отношении детей — доктор был убежден, что жертвы, ведущие себя с определенной долей «бесстыдства», сами несут ответственность за негативные последствия, в то время как дети с «естественными защитными силами» должны иметь силы, чтобы отвергнуть домогательства. При этом, по мнению психиатра, здоровая личность способна преодолеть даже «жестокие акты сексуального вторжения» без ущерба для психического развития.

Позиция Аспергера не менялась ни при нацистах, ни после краха режима Гитлера. 15-летняя Эдит Х. стала жертвой насилия со стороны 40-летнего мужчины. Аспергер написал в своем заключении, что она «недостаточно развита интеллектуально», ей не хватает твердости морали и она не испытывает никакого раскаяния от того, что с ней произошло. Он рекомендовал изолировать ее из-за аморального поведения, которое якобы представляло опасность для окружающих. Суд отправил ее в Шпигельгрунд, где врачи описывали ее как дружелюбную, но немного ленивую. При этом Эдит была восприимчива как к положительному, так и отрицательному влиянию окружающих, а ее интеллектуальное развитие было оценено на среднем уровне.

Еще один человек, пострадавший от оценок Аспергера — Макс Г. В 1938 году, в шестилетнем возрасте, его отец был вынужден развестись и провел 5 лет в концлагере из-за своего еврейского происхождения. С матерью Макс переехал в другой город на границе с будущей Чехословакией. Оттуда его изгнали в 1945 году, как и всех, кто говорил по-немецки. В 1946 году Аспергер написал экспертное заключение для Уголовного суда по делам несовершеннолетних — Макса обвинили в серии краж. Врач, который, казалось бы, должен был учитывать прошлое ребенка, которому тогда было 14 лет, ни словом не обмолвился о судьбе отца мальчика или о том, что ему пришлось пережить, меняя место жительства. Зато в документе Аспергера были утверждения об «интеллектуальной недостаточности» развития Макса и диагноз: «эпилептоидная психопатия». В ноябре 1946 года мальчика исключили из школы, несмотря на хорошие оценки и отправили на исправление.

Аспергер был практикующим врачом еще более 30 лет после краха нацистского режима. Он принимал пациентов до 1980-го – прямо до самой смерти. Всех людей с психическими нарушениями он называл «аутичными психопатами»: этот диагноз не до конца обследованных пациентов для многих стал причиной проблем, которые они испытывали впоследствии.

«Аспергер в ответе за лишение свободы многих детей, которых он считал неспособными к существованию вне специальных учреждений», — считает доктор Чех.

Историки считают, что большинство предыдущих работ, посвященных Гансу Аспергеру, основаны на ограниченном количестве источников и его собственных выступлениях, в которых врач старательно обходил тему своего участия в медицине Третьего Рейха. В результате был создан искаженный образ Аспергера, который чуть ли не открыто пытался противостоять нацистам и спас многих детей, оказавшихся в числе его пациентов. Чех и коллеги убеждены в обратном: педиатр адаптировал свои идеи к идеологии нацизма, что позволило ему подняться  по карьерной лестнице. Тем не менее, как считают в Molecular Autism, имя Аспергера должно остаться в истории медицины. Но открытые факты позволяют сделать правильные выводы из ошибок прошлого, а главное — донести их до пациентов, непосредственно общавшихся с австрийским психиатром.

Прочитайте исследование о Гансе Аспергере здесь (ссылка на английском языке).

Соцсети
Сайт сделан в Бреле 2017